Город Челябинск
Телефон: 233-34-16


Авто-Юрист главная














































  • 1. Общее понятие вреда, убытка. Сущность. Общие положения.

    § 1. Размер компенсации морального вреда 

  • 2.Диффамация.  
  • 3. Вопрос применимости компенсации морального вреда в отношении юридических лиц.

    § 1 причинение морального вреда физическим лицам посредствам унижения деловой репутации юридических лиц. 

На сегодняшний день в России 9 человек из 10 ежедневно страдают от различного рода оскорблений, даже не осознавая того, что могут отстаивать свои неимущественные права в суде, а те, кто осознает, редко реализуют это на практике…
В современных условиях защита прав человека все более очевидно становится одной из доминант общественного прогресса, основой которого является общечеловеческий интерес, приоритет общечеловеческих ценностей. Подлинный прогресс невозможен без должного обеспечения прав и свобод человека, в том числе права на честь, достоинство и деловую репутацию.
Каждое государство в состоянии замечать при принятии тех или иных решений проблемы защиты прав человека, и должно принимать меры по их ликвидации. Без этого невозможно заложить нравственную и политическую основу нашего будущего. У общества нет будущего, если оно не уважает права и свободы личности. Право на честь, достоинство, деловую репутацию является важнейшей социально-правовой ценностью и потребностью для любого государства и общества. Очень важно при этом создать подлинно правовое государство, ибо правовое государство и права человека неотделимы друг от друга: правовое государство - гарантия реальности прав человека в плане их защиты от нарушений, а права человека - своеобразное гуманистическое, человеческое измерение правовой государственности.
Закрепление прав и свобод человека в Основном Законе страны и других основополагающих источниках прав человека определяет ориентацию на их обеспечение всех государственных органов, а общества - на осуществление контроля за тем, как эти права и свободы обеспечиваются властью в повседневной практической жизни.
Статья 1 Всеобщей Декларации прав человека (1948г.) гласит: "Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства".
В наши дни реальность прав человека в России должна рассматриваться как своего рода показатель гуманизма общества, социального строя и как критерий оценки действий законодательной и исполнительной власти.
Данная курсовая работа посвящена одному из многих неимущественных прав - праву на честь, достоинство и деловую репутацию. Она состоит из введения, трех глав, разделенных на параграфы и заключения.
В первой главе рассматривается вопрос о понятиях чести, достоинства, и деловой репутации.
Во второй главе рассматривается институт диффамации, как один из возможных мер гражданско-правовой защиты чести, достоинства, деловой репутации.
В третьей главе рассматривается вопрос о применимости компенсации морального вреда в отношении юридических лиц, некоторые аспекты “за” и “против”.
Положим, я, например, глубоко могу страдать, но другой никогда ведь не может узнать, до какой степени я страдаю, потому что он другой, а не я, и, сверх того, редко человек согласится признать другого за страдальца (точно будто это чин).
Ф.М. Достоевский «Братья Карамазовы»

1. Общее понятие вреда, убытка. Сущность. Общие положения

Прежде чем перейти к анализу понятия «моральный вред», необходимо отметить, что под вредом в гражданском праве понимаются неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, при этом само благо может быть как имущественным, так и неимущественным.
Понятие «Моральный вред» было введено в гражданское законодательство, очевидно, для сохранения терминологической преемственности с уголовно-процессуальным законодательством, поскольку до недавнего времени единственным основанием считать моральный вред правовой категорией являлась ст. 53 УПК РСФСР, определявшая потерпевшего, как лицо, которому преступлением причинен «моральный, физический, или имущественный вред».
Определение понятия «моральный вред» дал Пленум Верховного Суда РФ в «Постановлении «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»:
«Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействиями), посягающими на принадлежащее гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства, и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, либо нарушающими имущественные права гражданина.) Нравственные страдания могут выражаться в форме различных переживаний - страх, обида, возмущение, стыд, горе, чувство утраты, беспомощности, одиночества, неполноценности и т.п.
Перечень охраняемых законом неимущественных благ указан в Конституции РФ. Это право на жизнь, здоровье, честь, достоинство, доброе имя, свободу, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, причем в Конституции подчеркивается (п. 1 ст. 55), что этот перечень не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод личности.
Впервые право гражданина на возмещение морального вреда было установлено в 1990 г. в Законе СССР «О печати и других средствах массовой информации», затем - в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик и далее это право появляется в российских законах и подзаконных актах. В настоящее время основным нормативным документом, регулирующим отношения, возникающие в связи с причинением морального вреда, является Гражданский кодекс. Правила компенсации морального вреда установлены ст. ст. 151, 1099-1101 ГК РФ. Он подлежит компенсации, если причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина или посягающими на принадлежащие ему иные нематериальные блага в других случаях (то есть при причинении вреда действиями, нарушающими другие права гражданина) моральный вред подлежит компенсации только в случаях специально предусмотренных законом, примерами таких законов в настоящее время являются Закон «О защите прав потребителей», а также Федеральный закон «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации».
В общем случае для возникновения права на компенсацию морального вреда необходимо одновременное наличие следующих четырех условий:
1. Претерпевание гражданином морального вреда, то есть физических или нравственных страданий.
2. Противоправное действие (бездействие) причинителя вреда, нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающее на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.
3. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом.
4. Вина причинителя вреда
Но условие наличия вины у причинителя вреда не всегда является обязательным. Так, в соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя, в случаях, когда: вред причинен жизни и здоровью гражданина деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, - при этом обязанность компенсации морального вреда возлагается на владельца источника повышенной опасности, также, если вред причинен человеку в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания или привлечение к исправительным работам; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию. Действующее гражданское законодательство также предусматривает денежную компенсации за причиненный моральный вред не с причинителя вреда, а с лиц, несущих по закону материальную ответственность за его действия. В числе субъектов, которые могут нести гражданско-правовую ответственность по гражданским искам о компенсации морального вреда (ст. 1068 - 1079 ГК РФ):
Если вред причинен имуществу гражданина (хотя бы и владельцем источника повышенной опасности), - правила ст. 1100 не применяются, возмещается лишь вред, фактически нанесенный имуществу лица.
Пункт 1 ст. 1101 ГК РФ предусматривает единственную форму компенсации морального вреда - денежную (Т.П. Будякова Зав. кафедрой Елецкого государственного университета им. И.А. Бунина, кандидат психологических наук. выделяет также извинение как одну из форм компенсации морального вреда.), в которой суд может взыскать компенсацию с причинителя вреда. Однако это не означает, что причинитель не может добровольно, не дожидаясь предъявления иска, совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества). Такого рода действия обязательно будут учтены судом при определении размера компенсации, если потерпевший все-таки предъявит соответствующий иск. Следует отметить, что добровольная компенсация морального вреда отнесена в п. «к» ст. 61 Уголовного кодекса РФ к числу обстоятельств, смягчающих наказание.

§ 1. Размер компенсации морального вреда

В п. 5 ст. 152 Гражданского Кодекса говорится: "Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением".
На мой взгляд, одним из важнейших вопросов, связанных с компенсацией морального вреда, является вопрос об определении размера компенсации, так как законодатель не установил определенного денежного эквивалента «единицы страданий». Согласно ст. ст. 151, 1099 ГК РФ право определения размера компенсации принадлежит суду. Законодатель указал некоторые качественные критерии, которые суд обязан учитывать при определении размера компенсации: характер и степень нравственных и физических страданий; степень вины причинителя в случаях, когда она является основанием ответственности за причинение вреда, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред; иные заслуживающие внимания обстоятельства; индивидуальные особенности потерпевшего, требования разумности и справедливости. Заслуживающие внимания обстоятельства могут быть различными для отдельных видов правонарушений. Так, при причинении вреда здоровью должен приниматься во внимание характер телесных повреждений. (например, повреждение крупного кровеносного сосуда может и не вызвать сильных болевых ощущений, но вследствие этого вероятно наступит моральный вред, выражающийся в боязни потерпевшего за сою жизнь, страхе заразиться опасной болезнью, и т.д.)
При определении величины вреда здоровью граждан учитываются: степень утраты трудоспособности потерпевшего, необходимые затраты на лечение и восстановление здоровья, затраты на уход за больным, иные расходы, в том числе упущенные профессиональные возможности, затраты, связанные с необходимостью изменения места жительства и образа жизни, профессии, а также потери, связанные с моральными травмами, невозможностью иметь детей или риском рождения детей с врожденной патологией.

2. Диффамация

Особую актуальность на сегодняшний день приобрел вопрос, до сих пор не решенный последовательно в российском законодательстве: вправе ли лицо требовать через суд компенсации морального вреда, причиненного распространением (в том числе через СМИ), достоверных сведений, огласка которых может так или иначе отразиться на общественной оценке этого лица, изменить ее в негативную сторону, и в случае распространения каких конкретно сведений суд вправе положительно решить вопрос о такой компенсации?
Диффамация - это общепринятый в большинстве стран мира юридический термин, под которым понимается правонарушение в виде распространения (произнесения слов или публикации) не соответствующих действительности фактических сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию потерпевшего. (С. Потапенко, судья ВС РФ, кандидат юридических наук, доцент)
Этот термин имеет латинское происхождение - «diffamatio», что в переводе на русский язык означает «порочить».
Родовое понятие «диффамация» охватывает собой любое распространение порочащих сведений. Выделяют 3 основные вида диффамации:
А) распространение заведомо ложных порочащих сведений (клевета).
Б) неумышленное распространение ложных порочащих сведений - неумышленная недостоверная диффамация (предусмотрена ст. 152 ГК РФ).
В) распространение правдивых порочащих сведений - правдивая диффамация. По общему правилу такая диффамация не влечет наступления ответственности.
Английское право подразделяет действия по распространению порочащих сведений на два основных вида - libel (квалифицированная клевета, пасквиль) и slander (простая клевета). Простая клевета распространяется в устной или иной форме, придающей сведениям временный характер. Под квалифицированной клеветой понимают клевету в письменной, а также иной форме, придающую распространению сведений постоянный характер Эрделевский А.М. «Компенсация морального вреда в России и за рубежом». М. 1997, с. 26. В качестве примера квалифицированной клеветы можно привести иск княгини Юсуповой к киностудии в связи с показом кинофильма, где содержались намеки на то, что истица была изнасилована Распутиным. Суд обосновал свой вывод о признании распространенных сведений квалифицированной клеветой в связи с тем, что утверждение об изнасиловании женщины может заставить ее чувствовать неловкость и избегать общества, даже если она морально не виновна R.Owen. Tort. Cavendish Publishing limited, 1994. P.133..
В российском законодательстве уже существуют некоторые виды "диффамации": в виде клеветы (умышленная недостоверная "диффамация") в уголовном праве (предусмотрена в ст. 129 УК РФ) и неумышленная недостоверная "диффамация" в гражданском праве (предусмотрена в ст. 152 ГК РФ). Отсутствует в законодательстве лишь достоверная "диффамация", т.е. ответственность за распространение правдивых, но порочащих сведений во всех сферах жизнедеятельности человека.
Разные ученые предлагают различные подходы к этому вопросу. С позиции одних, законодатель правильно данный вид "диффамации" не вводит в российское законодательство, поскольку правильные сведения о человеке не могут ухудшить оценку, которую он в действительности заслуживает, и в этом смысле не могут унизить его честь или умалить его достоинство. Запрещение же под страхом уголовного наказания произносить "правду" будет противоречить конституционному принципу свободы слова (ст. 29 Конституции РФ).
Защита чести, достоинства, репутации физических лиц осуществляется методами не только гражданского, но и уголовного права путем привлечения виновных лиц к уголовной ответственности за клевету и оскорбление (ст. 129, 130 УК РФ).
Способы и формы унижения чести и достоинства личности достаточно многообразны. Как правило, в 95% случаев оскорбления совершаются в словесной форме и только в 5% случаев - письменно, в связи с чем столь низок процент раскрытия данного вида преступлений. Также необходимо учесть и тот факт, что возбуждение уголовного дела по статье «оскорбление» предусмотрено частным обвинением, и на практике весьма трудно найти нарушителя данного права, что также сводит степень вероятности по возмещению причиненного морального ущерба практически к нулю.
Распространенные и порочащие другое лицо сведения могут соответствовать действительности или искажать ее. Именно в последнем случае закон становится на защиту прав и интересов лица, обратившегося с иском. Следовательно, сообщение о лице порочащих правдивых сведений не является основанием для предъявления и тем более удовлетворения иска согласно ст. 152 ч.1 ГК РФ.
Бесспорным, однако, является тот факт, что распространение о лице отдельных категорий сведений, соответствующих действительности, но при этом в той или иной мере способных изменить к худшему общественную оценку лица, является нарушением закрепленного в ст. 23 п. 1 Конституции РФ права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Положения же главы 8 действующего ГК РФ противоречат конституционной норме в той части, что предоставляют лицу право на судебную защиту чести и достоинства лишь в случаях распространения об этом лице сведений, не соответствующих действительности. Так, например, распространение правдивых сведений о заболевании гражданина СПИДом, способно изменить в худшую сторону отношение к нему большинства людей ввиду имеющего место предубеждения в обществе по поводу такого рода болезней, вследствие чего данный гражданин будет испытывать социальную отчужденность, изолированность, переживать, страдать, в общем, претерпевать моральный вред во всех его проявлениях.
Отсутствие в гражданском законе оснований для защиты чести, достоинства, деловой репутации гражданина в случае их умаления в результате умышленных посягательств на данные блага (при распространении порочащих, но правдивых сообщений или оскорблений) ограничивает возможность граждан реализовать свое право на защиту указанных личных ценностей, которые после причинения вреда объективно не восстановимы. Учитывая, что эти блага относятся к числу абсолютных, представляется целесообразным расширение оснований гражданско-правовой ответственности за них.
Логичным было бы законодательное закрепление понятия «диффамация», при этом, используя укрепившееся в отечественной науке ее понимание («диффамация» - умышленное распространение о лице сведений, порочащих его честь, достоинство, либо деловую репутацию), а также указать в гражданском законе исчерпывающий перечень категорий таких сведений, либо установить ряд изъятий из общего правила, гарантирующего судебную защиту в случае распространения таких сведений Самородов Д.А. Достоверная диффамация и гражданско-правовая ответственность за нее. Юрист №8 2001..
Ю.Г. Иваненко предлагает дополнить действующую ст. 152 первой части ГК РФ п.8 следующего содержания:
«В случае умышленного распространения о гражданине сведений, соответствующих действительности, но порочащих его честь, достоинство, деловую репутацию (за исключением сведений о незаконной деятельности или поступках гражданина и его аморальном поведении в обществе, а также сведений, сообщаемых в связи с работой, службой, учебой или связи с выборами), а равно в случаях распространения таких сведений в оскорбительной форме или высказывания в адрес гражданина оскорбительных слов и выражений, заинтересованное лицо вправе требовать по суду понуждения распространителя таких сведений к обязанности принести извинения в форме, определенной судом.
Допускаю возможным также при рассмотрении дела о диффамации учитывать два, на мой взгляд, очень важных критерия:
1. Является ли сам потерпевший «виновным»(причастным) в том, что его честь и достоинство были унижены, поскольку если потерпевший являлся инициатором того, что его честь и достоинство пострадали, либо он сознательно способствовал этому, предвидя последствия таковых действий, то распространение порочащих сведений о нем не будут являться преступными, так как своим поведением он сам подтвердил смысл относящихся в его адрес порочащих сведений. Так, если лицо ведет антиобщественный, маргинальный образ жизни, осознанно помещая себя на определенную «низшую» ступень иерархической лестницы, отдавая отчет своим поступкам, то оно не вправе требовать возмещения морального вреда в связи с распространением правдивых порочащих сведений о нем.
В ином случае, если, например, женщина пострадала от изнасилования, которого она, естественно не желала, не способствовала ему (иначе бы это, собственно, и не было изнасилованием), при этом ее честь и достоинство пострадали независимо от ее воли, против ее воли, распространение хоть и правдивых, но необоснованно, на мой взгляд, порочащих сведений лишь усугубит ее душевное состояние, причинит дополнительные страдания, заставит заново претерпевать те негативные чувства и эмоции, которые уже были перенесены и забыты ею. Таким образом, потерпевший вынужден переносить дополнительные моральные страдания, даже не будучи виновным, в чем-либо. Считаю необходимым разграничить потерпевших от диффамации по степени причастности к унижению собственной чести и достоинства.
2. Осознание распространителем достоверности таковых сведений. Так, если отдельное лицо распространяет, по его мнению, не достоверные порочащие другое лицо сведения, то его действия и следует квалифицировать по ст. 129 УК РФ, не зависимо от того, являются ли они правдивыми или ложными, так как умысел лица в данном случае направлен именно на клевету. В ином случае, даже если лицо нечаянно (не умышленно) унизило честь и достоинство другого лица путем распространения недостоверных порочащих сведений о нем, но при этом, будучи абсолютно уверенным в их правдивости (например, если они ранее были опубликованы в СМИ), в его деянии НЕТ состава преступления, и моральный вред вполне возможно возместить в форме извинения, публичного опровержения этих сведений и т.д.
Представляется, что данная норма усилит ответственность лиц, умышленно распространяющих порочащие сведения и оскорбления, обяжет средства массовой информации более добросовестно использовать гарантированную Конституцией свободу слова, ведь суть любого диффамационного спора в конечном итоге состоит в разрешении коллизии между правом на защиту чести и достоинства с одной стороны, и правом на свободу слова и массовой информации - с другой.

3. Вопрос применимости компенсации морального вреда в отношении юридических лиц

Компенсация морального вреда является новым для российского законодательства правовым институтом, несовершенство которого влечет возникновение большого количества теоретических и правоприменительных проблем. Одна из них - субъектный состав лиц, имеющих право требовать защиты нарушенных гражданских прав путем компенсации морального вреда.
Первоначально эта проблема возникла в связи с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик (далее - Основ). В п. 6 ст. 7 Основ устанавливалось, что "гражданин или юридическое лицо, в отношении которых распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением". Грамматический анализ этой нормы давал основания полагать, что, во-первых, понятия "честь и достоинство" применимы к юридическим лицам и, во-вторых, юридическое лицо вправе требовать возмещения морального вреда См.: А.М. Эрделевский. "Хозяйство и право", 1996, N 11
.
Очевидно, вряд ли было уместно применять понятие "достоинство", то есть сопровождающееся положительной оценкой лица отражение его качеств в собственном сознании, к юридическому лицу - искусственному образованию, собственным сознанием не обладающему. Поскольку юридическому лицу свойственно участие именно в деловых отношениях, понятие чести в отношении юридического лица полностью совпадало с понятием деловой репутации как сопровождающегося положительной оценкой общества отражения деловых качеств лиц в общественном сознании и являлось, таким образом, абсолютно избыточным.
Следующим доводом в пользу того, что компенсация морального вреда возможна только в отношении гражданина, является то, что под моральным вредом должен признаваться причиненный физическому лицу независимо от умысла (вины), носящий нематериальный характер нравственный вред, выразившийся в унижении чести и умалении его достоинства, в создании у потерпевшего негативных ощущений и эмоций (нравственных переживаний, страданий) и влекущий негативные последствия для его психики, опосредованно (через сознание) причиняющий также и физический вред Власов А.А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М.: Изд. им. Сабашниковых, 2000. С. 100.
Как уже говорилось, моральный вред - это физические и нравственные страдания, то есть категории, применимые только к существу, обладающему психикой. Юридическое же лицо является искусственным образованием, не способным испытывать эмоции или ощущения. Таким образом, поскольку юридическое лицо НЕ МОЖЕТ претерпевать моральный вред, у него не может возникнуть и права на его компенсацию А.М. Эрделевский. Закон 2001., №12, с.83. Но Верховный суд РФ прямо указал, что «правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию, применяются и в случаях их распространения в отношении юридических лиц. (п. 5 Пост. №10). Но к сожалению на практике данное постановление фактически не применяется.
С принятием части первой Гражданского кодекса РФ это несоответствие было устранено, поскольку ст. 152 ГК предусматривает гражданско-правовую защиту только деловой репутации юридического лица. Эта норма регулирует защиту чести, достоинства и деловой репутации граждан и деловой репутации юридических лиц, причем п. п. 1 - 6 ст. 152 ГК относятся к защите чести, достоинства и деловой репутации гражданина, а п. 7 ст. 152 является отсылочной нормой, согласно которой "правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица".
Грамматический анализ ст. 152 ГК, как и в случае со ст. 7 Основ, дает основания для вывода о праве юридического лица требовать возмещения морального вреда. Следует подчеркнуть, речь идет, если придерживаться точного текста анализируемой нормы, о возмещении, а не о компенсации морального вреда, хотя и ст. 12 ГК, определяющая способы защиты гражданских прав, указывает именно на компенсацию морального вреда как один из способов защиты, и ст. 151 и параграф 4 главы 59 ГК регулируют отношения, связанные с компенсацией морального вреда См.: А.М. Эрделевский. "Хозяйство и право", 1996, N 11.
Предположение о наличии у законодателя намерения ввести наряду с компенсацией морального вреда еще один способ защиты гражданских прав - возмещение морального вреда (как один из иных способов защиты в смысле ст. 12 ГК) для защиты чести, достоинства и деловой репутации не подкрепляется фактами: в Кодексе отсутствуют какие-либо нормы, регулирующие возмещение морального вреда, а применительно к защите чести, достоинства и деловой репутации в ст. 1100 ГК есть прямое указание именно на компенсацию морального вреда.
Итак, следует сделать вывод о неточном формулировании законодателем п. 5 ст. 152 ГК, то есть законодатель имел в виду право гражданина "требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда". Собственно говоря, на практике именно в таком аспекте и подходит к отмеченной неточности правоприменитель, однако законодателю целесообразно устранить ее в установленном порядке.
Возвращаясь к вопросу о праве юридического лица требовать компенсации морального вреда, заметим, что практика арбитражных судов и судов общей юрисдикции значительно расходится по данному вопросу.
В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 декабря 1998 г. N 813/98 указано: "В соответствии со ст.151 Гражданского кодекса РФ под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Размер компенсации морального вреда определяется с учетом степени физических или нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Поскольку юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий, ему невозможно причинить моральный вред" См. также Постановления от 5 августа 1997 г. N 1509/97, от 24 февраля 1998 г. N 1785/97.
В сою очередь Пленум Верховного Суда РФ, основываясь, по-видимому, только на грамматическом анализе упомянутых норм, встал на позицию допустимости такого требования, указав в п. 5 Постановления от 20 декабря 1994 года N 10 следующее: "Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица (пункт 6 статьи 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 года, пункт 7 статьи 152 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 года)".
Однако логический и системный анализ позволяет сделать вывод о неверности такого подхода. В определении, приведенном в ст. 151 ГК, под моральным вредом понимаются "физические и нравственные страдания". При этом ст. 151 ГК именуется "Компенсация морального вреда" и регулирует компенсацию морального вреда, причиненного гражданину. Аналогичная ситуация и в отношении параграфа 4 "Компенсация морального вреда" главы 59 ГК.
Содержание этих норм безусловно предполагает, что субъектом, которому причиняется моральный вред, может быть только гражданин, так как иное понимание заставило бы предположить возможность претерпевания юридическим лицом физических или нравственных страданий, что несовместимо с правовой природой юридического лица как искусственно созданного субъекта права, не обладающего психикой и не способного испытывать эмоциональные реакции в виде страданий и переживаний См.: А.М. Эрделевский. "Хозяйство и право", 1996, N 11. С равным успехом можно было бы говорить о телесных повреждениях транспортного средства в дорожно-транспортном происшествии.
В результате таких противоположных трактовок правоприменительная практика судов общей юрисдикции и арбитражных судов нередко расходится в вопросах возможности возмещения морального вреда вследствие умаления деловой репутации юридического лица. Создалась парадоксальная ситуация: юридические лица "страдают" в судах общей юрисдикции, получая за свои "страдания" компенсацию, но в то же время не испытывают "страданий" в арбитражных судах. Такая ситуация, по мнению Конституционного Суда РФ, приводит к произвольности применения правовых норм, что является нарушением конституционно признанного равенства всех перед законом и судом.
Предположение же о том, что моральный вред применительно к юридическую лицу есть некая иная категория, чем моральный вред применительно к гражданину, то есть содержанием такого вреда являются не физические и нравственные страдания, а нечто иное, также не выдерживает критики, так как в этом случае мы столкнулись бы с феноменом, не определяемым и не регулируемым Гражданским кодексом РФ.
На недопустимость применения норм о компенсации морального вреда к защите деловой репутации юридического лица указывает и применение законодателем слова "соответственно" в п. 7 ст. 152 ГК: "Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица". "Соответственно" в данном случае следует рассматривать как указание на допустимость применения к юридическому лицу тех правил ст. 152 ГК, которые соответствуют статусу и правовой природе юридического лица.
Итак, институт компенсации морального вреда не может применяться в отношении юридических лиц. Для установления определенности в рассматриваемом вопросе целесообразно было бы изложить п. 7 ст. 152 ГК в следующей редакции: "Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением права на компенсацию морального вреда, применяются к защите деловой репутации юридического лица".

§ 1 Причинение морального вреда физическим лицам посредствам унижения деловой репутации юридических лиц.

Следует заметить, что неправомерное действие, заключающееся в распространении не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию юридического лица, имеет определенную специфику. Она заключается в том, что эти сведения в зависимости от их характера могут одновременно оказаться косвенно порочащими честь, достоинство или деловую репутацию определенного гражданина или граждан.
Дело в том, что юридическое лицо приобретает деловую репутацию в результате осуществления им определенной деятельности, которая проявляется в разнообразных действиях граждан, выступающих в качестве органов и работников юридического лица, а в предусмотренных законом случаях (п. 2 ст. 53 ГК) - участников юридического лица. Так, сделки, то есть юридические действия, направленные на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, юридическое лицо совершает через свои органы или участников, обязанных при этом в силу п. 3 ст. 53 Кодекса действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.
Исполнение обязанностей и осуществление прав совершается юридическим лицом не только через свои органы, но и действиями его работников, которые считаются действиями самого юридического лица (ст. 402 ГК). Поэтому, например, распространение ложных сведений о выпуске предприятием бракованной продукции не только порочит деловую репутацию предприятия, но одновременно может задевать честь конкретного работника, занятого изготовлением или контролем качества такой продукции.
Как отмечается в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 года N 11 в редакции от 21 декабря 1993 года, порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов, а также другие сведения, порочащие его производственно - хозяйственную или общественную деятельность.
Таким образом, распространение порочащих деловую репутацию юридического лица сведений может в зависимости от характера сведений причинить вред и другому объекту - чести, достоинству или деловой репутации конкретного гражданина или граждан, действиями которых осуществляется деятельность юридического лица. Возможны ситуации, когда такой двойной эффект не возникает: в частности, распространение в средствах массовой информации неточных сведений о персональных данных юридического лица (например, указание уставного капитала банка в размере меньшем, чем в действительности, умаляет деловую репутацию банка в глазах возможных контрагентов, но не затрагивает репутацию его работников).
Итак, юридическое лицо вправе требовать опровержения сведений, порочащих его деловую репутацию, и возмещения убытков, а гражданин при наличии вышеуказанных обстоятельств - опровержения тех же сведений и компенсации морального вреда, причиненного распространением таких сведений. Такой подход позволяет применять нормы о защите деловой репутации юридического лица соответственно его правовой природе и обеспечить надлежащую защиту чести, достоинства и деловой репутации граждан.

З А К Л Ю Ч Е Н И Е
Решение глобальных проблем тесно связано с необходимостью повсеместного утверждения веры в достоинство человеческой личности. Их обеспечение - необходимый атрибут любого государства. Вопрос о чести и достоинстве был и считается одним из жгучих и животрепещущих вопросов.
Несмотря на различные катаклизмы, происходящие в нашем обществе и государстве преимущественно по причинам экономической и политико-правовой нестабильности, проблема человека, его прав и свобод не теряет своей актуальности. Неослабевающий интерес к этой проблеме вызван как общественными потребностями, так и запросами самого человека - человека-личности.
Каждому лицу присущи такие блага, как честь и достоинство.
Российское государство охраняет честь, достоинство и деловую репутацию граждан и организаций в случаях их нарушения, обеспечивает необходимую систему гарантии осуществления прав и их защиты. В соответствии с этими гарантиями каждый гражданин имеет право на восстановление нарушенных прав, каждый вправе защищать свои права, законные интересы всеми, не противоречащими закону, способами.
Список использованной литературы:
"КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
(принята всенародным голосованием 12.12.1993)
"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)" от 26.01.1996 N 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
"ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ)" от 26.11.2001 N 146-ФЗ (принят ГД ФС РФ 01.11.2001)
"ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 14.11.2002 N 138-ФЗ (принят ГД ФС РФ 23.10.2002)
"УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
"УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" от 18.12.2001 N 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10
"НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА"
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.1992 N 11
"О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ДЕЛ О
ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВА ГРАЖДАН И ОРГАНИЗАЦИЙ"
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.1994 N 3
"О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА, ПРИЧИНЕННОГО ПОВРЕЖДЕНИЕМ ЗДОРОВЬЯ"

 

ПРОБЛЕМА КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Гражданский Кодекс определяет моральный вред, как “нравственные или физические страдания, причиненные действиями или бездействием, посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.) или, нарушающими его личные неимущественные права, (право на пользование своим именем, право авторства и др. неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина” – ст. 151 ГК РФ.

Сложно недооценить данный институт, поскольку именно он защищает не только нематериальные блага, но и внутреннее равновесие гражданина.

Жизнь, здоровье, психическое благополучие – вот на чем действительно могут развиваться социальные и экономические отношения, соблюдение данных благ дает толчок интенсивному развитию честного, конкурентоспособного рынка, а, следовательно, и России в целом.

Российский институт компенсации морального вреда довольно молодой по сравнению с западным, поэтому он недостаточно разработан и содержит много правовых противоречий и проблем. Одно из них является отсутствие четких указаний, которые позволили бы суду обоснованно определять размер компенсации при разрешении конкретного дела.
Ст.151 ГК РФ устанавливает ряд критериев, которые должны учитываться судом: степень вины нарушителя; степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которым причинён вред; иные заслуживающие внимания обстоятельства. Ст.1101 ГК РФ дополняет: учитываются требования разумности и справедливости; характер физических и нравственных страданий, с учётом фактических обстоятельств, при которых был причинён моральный вред и индивидуальных особенностей человека.

Для наиболее ясного освещения данного вопроса, полагаю, следует остановиться на каждом критерии отдельно. Одним из критериев является степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего, которые должны учитываться во взаимосвязи с индивидуальными особенностями потерпевшего (ст.151 ГК РФ).

Степень страданий – это количественный критерий, определяющий глубину переживаний, вызванных противоправным деянием. В принципе, страдания увеличиваются или уменьшаются в зависимости от того, какое именно благо пострадало и насколько. Не стоит забывать, что колебания величины страданий напрямую зависят от индивидуальных особенностей потерпевшего. Восприятие людей бывает очень разным, есть люди, которые воспринимают несправедливое отношение к ним очень болезненно и нервная встряска может привести их даже к серьёзным болезням (вторичный моральный вред).

На основании проведённого анализа юридической литературы, могу сделать вывод, что было бы целесообразным определить некую “среднюю” величину, являющуюся базисом, от которого суд сможет отталкиваться при вынесении решений относительно конкретных дел. “Средний” размер компенсации морального вреда можно определить путём сбора мнений о размере денежной компенсации, относительно одного и того же дела, достаточной для полного сглаживания перенесённых страданий. Среднее значение будет являться базисным размером компенсации морального вреда, поскольку каждый человек вынесет своё суждение на основании предположений о той глубине страданий, который само бы перенесло в случае подобного посягательства. Эта средняя величина могла бы явиться основой определения реального размера компенсации с учётом всех особенностей конкретного случая- повышая или понижая его.

Выше названный критерий кроме учёта степени, требует учитывать характер физических и нравственных страданий, т.е. законодатель, по-видимому, дифференцирует размер компенсации в зависимости от вида страданий. Но ни соотношения, да и возможности такового просто нет. Поэтому можно сделать вывод, что законодатель имел в виду не вид (нравственные или физические страдания), а характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинён вред, поскольку именно они определяют величину причинённого морального вреда.

Следующим критерием является степень вины причинителя вреда. Компенсация морального вреда предназначена для устранения негативных ощущений и эмоций у пострадавшего лица. Но негативные эмоции тем сильнее, чем больше умаляются какие-либо нематериальные или имущественные блага, и чем больше ценность этих благ. Соответственно умышленное причинение (чётко направленное на конкретные блага и с целью добиться определённых негативных последствий для конкретного лица) много сильнее отражается на психическом равновесии пострадавшего. Исходя из этого, суд дифференцирует размер компенсации морального вреда.

Но вина не всегда является обязательным условием для ответственности. Перечень случаев, когда вина не является основанием ответственности, указан в ст.1100 ГК. РФ (причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения; незаконное привлечение к уголовной ответственности и т.д.).

Здесь же следует упомянуть о критерии, предлагаемом ст. 1083 ГК РФ – степень вины потерпевшего. Степень вины потерпевшего при наличии в его действиях грубой неосторожности, содействовавшей возникновению или увеличению вреда, является обязательным критерием оценки судом размера компенсации морального вреда.

Весьма оригинальным является критерий – требование разумности и справедливости. Трудно предположить, что суд при вынесении любого решения не руководствуется данным положением. По-видимому, законодатель при помещении данного критерия в институт морального вреда, руководствовался соображениями относительно того, что иные приведённые критерии какой-либо определённости в данный институт не вносят. Следовательно, законодатель, избежав установления конкретных критериев, закреплённых на основании каких-либо определённых размеров, оставил решение о размере компенсации на усмотрение суда, тем самым, нарушив один из основных принципов – единообразного применения законов.

Стоит упомянуть ещё один критерий оценки размера компенсации морального вреда – имущественное положение гражданина - причинителя вреда. Использование этого критерия обусловлено ст.1083 ГК РФ, применяемый к возмещению любых видов вреда, и не имеют каких-либо особенностей применительно к компенсации морального вреда. Имущественное положение гражданина – причинителя вреда, является факультативным признаком и судом может не применяться, но в совокупности с требованиями разумности и справедливости, суд фактически вынужден применять данный критерий.

Ответственность за причинение страданий.

Обязательство по компенсации морального вреда возникает при наличии:
неправомерного действия причинителя вреда;
причинной связи между неправомерным действием и моральным вредом;
вины причинителя вреда.
Статья 1100 ГК РФ устанавливает ряд случаев, когда причиненный моральный вред подлежит компенсации независимо от вины причинителя вреда. Ответственность наступает независимо от вины правонарушителя, если:
вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;
вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;
вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.
Компенсация морального вреда, возникшего в связи с нарушением имущественных прав, возможна только в случаях, прямо предусмотренных в законе. В настоящее время такими законами являются Закон РФ "О защите прав потребителей" и Федеральный закон "Об основах туристской деятельности в РФ". В отношении принципов компенсации морального вреда между этими законами нет радикальных различий. Возможность компенсации морального вреда туристу определяется его статусом потребителя туристических услуг, и если бы законодатель и не предусмотрел возможности компенсации причиненного туристу морального вреда, право на нее возникало бы на основании Закона РФ о защите прав потребителей, охватывающего достаточно широкую область правоотношений, в которые вступает гражданин, в том числе и отношения по оказанию туристических услуг.
По общим правилам срок исковой давности начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК). Применительно к компенсации морального вреда это означает, что течение срока исковой давности должно начинаться с начала претерпевания страданий, но не ранее момента осознания потерпевшим причинной связи между претерпеваемыми страданиями и нарушением его прав.

АвтоЗона74  (AutoZona74.ru)  –   это аварийные комиссары (АварКом74),  автоюристы (Авто-Юрист),  оценщики, независимые эксперты  (Экспертъ-Бюро)  и специалисты по ремонту автомобиля, чья помощь может понадобиться Вам  в том случае, если ВЫ ПОПАЛИ В ДТП. Аварийные комиссары (АварКом74) – 11 лет с вами.  Выезд на место ДТП.   Представительство в ГИБДД.  Телефон 8 (351) 2-31-31-02.                                                    ООО «Авто-Юрист» 15 лет работы на рынке юридических услуг города Челябинска и Челябинской области.                                                                     ООО «Авто-Юрист» находится по адресам: ул.Могильникова, дом 95, офис 11  телефон 8(351)233-34-16   и   район ЧМЗ - улица Сталеваров дом 7, офис 217, телефон   8(351)233-85-02.    Телефон директора  8(351) 233-34-16.                                                    ООО  «Экспертъ-Бюро» - оценка ущерба транспорта после ДТП. Тел. 8(351) 235-66-03                                                                Аварийные комиссары (АварКом74)– 11 лет с вами.  Выезд на место ДТП.   Представительство в ГИБДД.  Телефон 8 (351) 2-31-31-02.                                                      ООО  «Экспертъ-Бюро» - автотехнические  экспертизы и исследования. Тел. 8(351) 235-66-03                                                    ООО «Авто-Юрист» находится по адресам: ул.Могильникова, дом 95, офис 11,  телефон 8(351)233-34-16;   и   район ЧМЗ - улица Сталеваров дом 7, офис 217, телефон   8(351)233-85-02.    Телефон директора  8(351) 233-34-16.                                                    ООО  «Экспертъ-Бюро» - трасологические  исследования и экспертизы. Тел. 8(351) 235-66-03                                                                  ООО «Авто-Юрист» находится по адресам: ул.Могильникова, дом 95, офис 11,  телефон 8(351)233-34-16;   и   район ЧМЗ - улица Сталеваров дом 7, офис 217, телефон   8(351)233-85-02.    Телефон директора  8(351)  233-34-16.                                                ООО  «Экспертъ-Бюро» - оценка и экспертиза после ДТП. Тел. 8(351) 235-66-03                                                           ООО  «Экспертъ-Бюро» - независимая  пожарно-техническая экспертиза по установлению причин пожара. Тел. 8(351) 235-66-03